ВС определит статус площадок скважин

Структура «Газпром нефти» добилась передачи в Верховный суд РФ (ВС) спора о том, являются ли кустовые площадки скважин отдельными объектами недвижимого имущества. Налоговики рассматривают их как недвижимость, облагая налогом, сумма которого, по оценкам экспертов, составляет по отрасли несколько миллиардов рублей в год. Компания же полагает, что кустовая площадка — это просто улучшение земельного участка, которое не создает объекта налогообложения. В судебной практике пока нет единого подхода к этому вопросу.

ВС рассмотрит вопрос о необходимости уплаты налогов с кустов нефтяных скважин, который возник в рамках спора ООО «Газпромнефть-Хантос» с налоговиками. Межрегиональная инспекция по крупнейшим налогоплательщикам №2 по итогам проверки за 2015–2017 годы доначислила компании 135,8 млн руб. налога на имущество, а также 29 млн руб. пени и 12,2 млн руб. штрафа. Налоговики решили, что компания неправомерно применила льготы в отношении 92 кустов скважин, поставленных на учет как основные средства.

По мнению инспекции, кустовые площадки по техническим характеристикам относятся к недвижимости и должны облагаться налогом соответственно. Объектом налогообложения признается только недвижимое имущество, учитываемое на балансе юрлица в графе «Основные средства». Согласно ст. 130 Гражданского кодекса, к недвижимым вещам относятся «земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно» (в частности, здания и сооружения). При этом земельные участки и иные объекты природопользования (водные, природные ресурсы) налогом на имущество не облагаются.

«Газпромнефть-Хантос» обжаловала претензии в ФНС, где согласились отменить лишь штраф. Тогда компания обратилась в Арбитражный суд Москвы, но тот признал начисления законными. С ним согласились апелляция и кассация. По мнению судов, кустовая площадка является недвижимым имуществом как «объект капитального строительства» и «одновременно часть сложного объекта», а демонтаж сооружений приведет к невозможности их использования по прямому назначению.

Компания подала жалобу в ВС, пояснив, что у кустовой площадки нет конструктивных элементов, обеспечивающих неразрывную связь с землей, а расположенные на площадке сооружения — это отдельные объекты, конструктивные особенности которых суды не исследовали.

ООО настаивает, что площадка представляет собой улучшение (часть) земельного участка, поэтому не должна облагаться налогом на имущество. Спор передали в экономколлегию ВС, слушание назначено на 8 декабря.

«Это дело важно и для нефтегазовой отрасли, и в целом для определения критериев относимости объектов к движимому или недвижимому имуществу для целей налогообложения»,— подчеркивает партнер практики налоговых споров МЭФ PKF Александра Амбрасовская.

Есть необходимость единообразия в практике. Сейчас окружные суды выносят противоположные решения. Так, в августе по делу "Русвьетпетро" Арбитражный суд Северо-Западного округа решил, что площадки кустов скважин представляют собой покрытие участка, которое не является самостоятельной недвижимой вещью. По словам госпожи Амбрасовской, суды давно согласились, что футбольные поля, парковки и другие подобные объекты являются улучшениями участков, Минфин тоже обычно исходит из того, что такие улучшения не относятся к отдельным объектам недвижимости, но «когда речь заходит о налогообложении, то возникает масса сомнений и позиция меняется». Кустовые площадки «фактически представляют собой уложенный на гидроизоляционную пленку и утрамбованный катком песок», на котором расположены сооружения и оборудование, «это улучшение земельного участка, производимое для того, чтобы участок был ровным и твердым», добавляет в беседе с «Коммерсантом» Александра.

Читать полностью на сайте "Ъ"
Ъ
Ъ

Другие комментарии:

10.07.2019 РАЭКС 2 / МЭФ – лидер налогового консалтинга среди российских аудиторских компаний в 2019-2020 годах по оценке RAEX Аналитика
Поплатиться за крипту: как налоговые органы доберутся до майнеров
Вопрос налогообложения криптодеятельности все еще остается открытым. Однако текущие законодательные инициативы по выведению индустрии из «серой» зоны могут принести криптоэнтузиастам немало проблем

Россия шаг за шагом создает правила игры для регулирования деятельности отечественных криптоэнтузиастов. Весной этого года в Гражданском кодексе появилось понятие «цифровые права», а в июле ожидается принятие законов о цифровых активах и краудфандинге как о российском варианте ICO. Это явный сигнал, что игнорировать стремительно растущую цифровую финансовую индустрию уже невозможно. Обороты слишком велики, и криптобизнес должен пополнять государственную казну.