Налоговые злоупотребления: разделение труда как источник риска

Налоговые злоупотребления многолики: злоупотребления льготными налоговыми ставками по международным договорам (ФПД, выбор юрисдикции), ценами и условиями внутригрупповых операций, структурированием бизнес-процессов (дробление, технические компании), искажения экономической сути операций в учете и т.д.

Каждое злоупотребление реальное или мнимое, конечно, специфично. Но, так или иначе, в основе признания поведения налогоплательщика налоговым злоупотреблением – расхождение фактического функционала участников сделки и того, как эти операции выглядят на бумаге.

Чем глубже расхождение, тем более широкий арсенал антиуклонительных норм может быть применен налоговыми органами.

Откуда же возникает это расхождение? Во-первых, налоговые органы, проверяя операцию, имеют преимущество рассуждать «задним умом» и оценивать ситуацию не на момент принятия решения, который всегда сопряжен с риском и неопределенностью, а постфактум, когда болевые точки могут стать более явными. Во-вторых, они могут прямо или подспудно использовать практику, доступную на момент проведения проверки, изменение которой не всегда ожидаемо для налогоплательщика. Но ключевой фактор – это асимметрия в информированности о состоянии бизнеса налоговых органов и налоговой функции самого налогоплательщика.

Информационная асимметрия налоговой функции и налоговых органов как причина налоговых злоупотреблений
Эта информационная асимметрия имеет несколько слоев:

1. На этапе планирования операции перед налоговой командой налогоплательщика задача может быть поставлена узко, а все их оговорки про то, что деловая цель должна быть подтверждена, а «все ходы – записаны», не воспринимаются бизнес-людьми с должным вниманием. Во многом это происходит в силу двух причин:

• недооценки того, что ключевым налоговым риском является не техническая ошибка в применении нормы закона или практики, а применение нормы в ситуации, которая в действительности иная, чем налоговая команда может судить из имеющихся у нее материалов.

• неспособности или нежелания налогового менеджера получить более полное понимание о ситуации – из-за собственного непонимания, что именно нужно для наиболее корректной квалификации, или в силу принципа «моя хата с краю – как меня спросили, так я ответил и ни за что не отвечаю».

2. Даже если на этапе планирования операции налоговая команда погружена во все детали, то на этапе реализации условия операции могут существенно измениться: юридически – путем подписания дополнительного соглашения или фактически – за счет исполнения операции на иных условиях, чем установлено договором. Зачастую бизнес-подразделения, инициировавшие эти изменения, считают их исключительно собственным делом. В результате в крупных международных и российских компаниях потенциальные злоупотребления могут возникнуть в результате привычного разделения труда, а отнюдь не злого умысла.

3. Чаще всего информационная асимметрия становится наиболее ощутимой на этапе получения требования от налогового органа о предоставлении пояснений:

• не редко налоговая функция компании узнает о пресловутом расхождении между реальностью и той формой, в согласовании которой когда-то принимала участие, из запроса налоговых органов.

• при коммуникации с представителями смежных подразделений и иных компаний группы для ответа на полученный от налогового органа запрос порой налоговой функции не хватает полномочий, чтобы получить ответ в том же объеме, что может получить налоговый орган по результатам допросов, выемок и международных запросов.

KYC 2.0 – или know your colleague как средство предотвращения налоговых злоупотреблений
В результате может возникнуть ситуация, когда налоговый орган знает бизнес-процессы налогоплательщика лучше, чем его собственная команда. Соответственно, он может находить описанные выше расхождения, до того, как это сделает и примет соответствующие меры налоговая функция налогоплательщика.

Чтобы предостеречь бизнес от неожиданных претензий в налоговых злоупотреблениях, налоговая функция должна быть в курсе ключевых операций, особенно внешнеторговых внутригрупповых, не только на этапе планирования, но и их осуществления. Для этого даже во время удаленной работы для профилактики претензий в налоговых злоупотреблениях может быть использован следующий комплекс упражнений:

Разбор скелетов в шкафу. Случается, что тема, с которой может быть связан налоговый риск, известна сотрудникам, но по каким-то причинам ее обсуждение табуируется. В результате вместо решения проблемы, которая со временем может усугубляться, на повестке дня могут стоять второстепенные задачи. Поскольку замалчивание дает разве что сиюминутный психологический комфорт, то целесообразно регулярно открыто обсуждать реальные болевые точки, в том числе, с привлечением доверенного консультанта как медиатора в особо сложных случаях. Причем делать это с позиции не кто виноват, а что делать.
Один в поле не воин. Корректное определение сути операции для налоговых целей, ее деловой цели – это дело всех и каждого, а не только налоговой функции. Обращение налогового менеджера к бизнес-подразделениям не должно восприниматься как праздное любопытство и признак неспособности справиться самостоятельно со своей работой, а сам процесс коммуникации должен быть регламентирован, но не заурегулирован.
Пророк в своем отечестве. Обеспечение внутренней налоговой функции полномочиями для адекватного вызовам времени знакомства с бизнесом, позволит диагностировать болевые точки на ранних стадиях, более своевременно и четко ставить задачу консультантам, а тем в свою очередь иметь возможность принести больше пользы, ведь ситуация еще не запущена.
Ну и закончим практически предновогодним тостом: давайте не допускать запущенных ситуаций ни в отношении здоровья нас самих и наших близких, ни в налогах и тогда бичи 2020 года – пандемия и налоговые злоупотребления – помогут нам стать еще сильнее.

Право.ru
Право.ru
Право.ru