Спасти рядового должника

Суды расширяют действие моратория на банкротство за временные границы пандемии

Круг спасаемых от банкротства лиц все больше расширяется. Как выяснил “Ъ”, суды защищают и тех должников, дела о банкротстве которых были возбуждены до введения моратория и даже до объявления пандемии. В ряде случаев кредиторам пришлось полгода ждать рассмотрения заявления, только чтобы узнать, что должника обанкротить не удастся. Закон напрямую такие ситуации не регулирует. Юристы поддерживают идею о помощи пострадавшим, но предупреждают о возможности злоупотреблений со стороны должников.

Мораторий на банкротство, введенный в России с 6 апреля на полгода, продолжает ставить новые вызовы перед судами. Согласно ст. 9.1 закона о несостоятельности, кредиторы не могут подать на банкротство должников (из списка пострадавших отраслей, системообразующих или стратегических предприятий) в период действия моратория. Кроме того, закон предусматривает, что если кредитор подал заявление о признании должника банкротом до моратория, но оно еще не было принято судом к производству, заявление возвращается кредитору.
Однако как поступать в случае, если заявление принято, банкротное дело уже возбуждено, но ни одна из процедур еще не введена, в законе не разъясняется. В результате арбитражные суды защищают от банкротства со ссылкой на мораторий и тех должников, которых кредиторы начали банкротить задолго до пандемии и мер правительства по смягчению ее последствий.

Спасение утопающих

При наличии уже возбужденного дела о банкротстве суды отказываются вводить в отношении должника ту или иную процедуру: оставить заявление кредитора без рассмотрения, приостановить или прекратить производство по делу.
В некоторых случаях с момента обращения кредитора и до рассмотрения судом вопроса о введении банкротной процедуры проходило шесть-восемь месяцев.
Так, 22 июня арбитражный суд Астраханской области оставил без рассмотрения заявление ФНС о признании банкротом ИП Олега Полянского. Само заявление было принято к производству и дело о банкротстве возбуждено еще 23 декабря 2019 года. Процедуру наблюдения суд ввести не успел, так как заседания неоднократно откладывались, в том числе по ходатайствам должника и из-за ограничений в работе в связи с пандемией. На слушании дела в июне ИП заявил о применении моратория на банкротство, ссылаясь на то, что его основным видом экономической деятельности является «торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями», на которую распространяется мораторий. Налоговики настаивали, что банкротить должника можно, ведь дело о несостоятельности возбуждено задолго до моратория.

В определении суда цитируется норма из ст. 9.1 закона, где говорится, что уведомление кредитора о намерении обанкротить должника с начала действия моратория утрачивает силу и не дает ему права обратиться в суд за инициированием банкротства (хотя в данном случае заявление подано до вступления в силу моратория). Отдельно суд сослался на пункт обзора практики Верховного суда РФ №1 от 21 апреля, разъясняющий, что обстоятельства и период возникновения долга не имеют значения для применения моратория: «Таким образом, у уполномоченного органа отсутствует право на подачу в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом в течение срока действия моратория».
Основанием стало «несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора», под которым здесь суд, вероятно, понимает публикацию уведомления кредитора о намерении обанкротить должника.

Аналогичная судьба постигла и заявление Агентства по страхованию вкладов (конкурсный управляющий «М2М Прайвет банк»), требовавшего обанкротить ООО «Катерина Парк». 17 марта оно было принято к производству, но слушание назначили на 28 мая и потом отложили на 4 июня. Арбитражный суд Москвы, сославшись на то, что должник попадает под мораторий по основному ОКВЭД («деятельность гостиниц»), в связи с «несоблюдением досудебного порядка» оставил заявление кредитора без рассмотрения.
...
«Не навредить бизнесу»

«Закон молчит о том, как решать вопрос с принятыми до моратория к производству банкротными делами, поэтому суды сейчас самостоятельно определяют, как быть»,— отмечает адвокат практики реструктуризации и банкротства Art de Lex Юлия Шилова.
Cудя по всему, суды учли заданный в обзоре ВС от 21 апреля вектор «не навредить бизнесу», говорит партнер МЭФ PKF Александр Овеснов.
Тем не менее, уточняет юрист, ни в законе, ни в разъяснениях ВС действительно нет четкого указания, как поступать с делами о банкротстве, возбужденными до введения моратория.


  Весь материал  на сайте газеты "Коммерсантъ"

Ъ
Ъ