У российского бизнеса есть интерес к решению налоговых и аудиторских задач. Абсолютно все хотят понимать, могут ли они рассчитывать на помощь государства и какую.

Руководитель практики налогового консультирования МЭФ PKF Клара Валентина Воробьева поделилась мнением о ситуации на российском рынке налогового консалтинга и аудита в интервью с авторами исследования, проведенного в рамках юбилейного 25-ого рейтинга крупнейших российских аудиторских компаний и налоговых консультантов России.


– Оцените, пожалуйста, насколько ваш бизнес оказался готов к работе в условиях карантина и самоизоляции? Что обеспечило поддержку и развитие в текущих условиях; каков сегодня главный акцент для дальнейшего развития?

– Как бы банально не звучало, но новые условия предоставили не только вызовы, но и поле для реализации новых возможностей.

Для любого клиента важно не терять связь со своим консультантом, и мы смогли выполнить эту задачу на 100%, оперативно переведя все необходимое взаимодействие с клиентами и все внутренние процессы в онлайн. В течение суток были дополнительно протестированы удаленные рабочие места для партнёров и сотрудников, отлажены защищённые каналы связи, через которые наши клиенты могут оперативно взаимодействовать и получать полный комплекс требуемых услуг в режиме «здесь и сейчас».

Безусловно, происходящие события играют свою роль и усложняют работу. Например, не все аудируемые лица были готовы к предоставлению документов/информации в удалённом режиме. Проявились сложности организации удалённого взаимодействия, в том числе из-за разной степени технической оснащенности как непосредственно самих сотрудников аудируемых лиц, так и, в меньшей степени, участников аудиторской группы. Кроме того, следует также помнить, что действующие аудиторские стандарты не ориентированы на полностью удаленный формат взаимодействия с аэрируемым лицом. Всё это влияло и будет влиять и на сроки проведения аудиторской проверки, и на возможное сокращение объёма аудита.

Например, в аудите то, что раньше можно было очно решить в ходе совместного сове-щания, в том числе за счёт командирования аудиторской группы к месту расположения аудируемых лиц и их бухгалтерий, местам хранения документации и других точек проверки, сейчас потребует значительных технических и временных ресурсов.

– На ваш взгляд, каковы перспективы изменения сферы аудита и консалтинга после восстановления привычной атмосферы взаимодействия с клиентами? Очевидно ли повышение технологичности механизмов оказания услуг? Возможен ли всплеск спроса на какие-либо услуги? Если да, то, какие именно и почему?

– Предположу, что на следующем этапе, после окончания истории с COVID-19, всем нам придётся всё больше и больше общаться онлайн. Поэтому вопрос технологичности встанет перед всеми, а задуматься о встраивании современных систем связи в свои бизнес-процессы лучше было, конечно, еще вчера. Ведь новые условия — вызов для всей отрасли, но лишь компании, поддерживающие сейчас в оперативном режиме своих клиентов и имеющие для этого хорошую техническую базу, смогут удержаться в новых реалиях.

– Какие отрасли экономики (в контексте ваших заказчиков) сегодня оказались наиболее уязвимыми перед условиями карантина? Какие услуги и решения вы им предлагаете в текущих условиях?

– Нужно говорить скорее о двух факторах: не одна лишь пандемия, а вкупе с происходящим на фондовом и нефтяных рынках отразились на всех и каждом. Кого-то задело больше, кого-то меньше. В этих условиях самые ценные качества — это сохранение стабильности, трезвости ума и отсутствие паники.

Поэтому мы намеренно не стали сокращать предложение, состав и качество наших услуг. Специально сохранив весь набор услуг и возможностей, что и в прежние времена, ради того, чтобы клиенты были уверены и спокойны — для МЭФ PKF с наступлением режима повышенной готовности ничего не изменилось.

Кроме того, мы ведём постоянную работу и мониторинг всех изменений в сфере законодательства, в том числе регионального, чтобы оперативно реагировать на них и предлагать нашим клиентам новые опции. Среди самых актуальных последние два месяца, конечно, взаимодействие по консультированию в части субсидий, доступа к налоговым и иным преференциям, что так активно сейчас разрабатывает и вводит правительство и субъекты РФ.

– По вашему опыту, какие направления налогового консалтинга пользовались наибольшим спросом в прошлом году, и как изменился спрос в текущих условиях — какие услуги остались востребованными, а какие были отложены на период выхода из изоляции?

– Для нас ситуация практически не изменилась по сравнению с прошлым годом, за исключением приостановления все «живых» мероприятий, требовавших личного присутствия. Понятным образом сократилась возможность/необходимость лично присутствовать на допросах, при представительстве интересов наших клиентов на различных мероприятиях в ФНС, при выемках и иных операциях, ограниченных в связи с текущим режимом повышенной готовности. В остальном мы и ранее активно использовали «удалённый формат» взаимодействия, так что существенных изменений по нашей продуктовой линейке не произошло.

– Осуществляются ли сейчас налоговые споры и как это происходит?

– Несмотря на введенный Правительством РФ мораторий на выездные налоговые проверки и проверки валютного законодательства до 30 июня 2020 года включительно, у налоговых органов не сократился интерес к обычной деятельности компаний, что выразилось в том числе и в большом числе запросов по предоставлению документов или информации, поступающих налогоплательщикам.

Также не следует забывать, что даже в период карантина в полном объеме проводятся камеральные налоговые проверки. Общение между налоговыми органами и налогоплательщиками осуществляется главным образом путем предоставления документов, информации, пояснений в ответ на требования.

Более того, «застывшие» на время карантина судебные дела, наконец, сдвинулись с мертвой точки (нам уже приходилось участвовать в нескольких судебных заседаниях). Мы ожидаем повышенный спрос на услуги по сопровождению налоговых споров, который объективно возникнет, когда закончится мораторий на проведение налоговых проверок, и начнется активная стадия рассмотрения результатов, вынесения решений и так далее.

– Как решаются вопросы сопровождения камеральных и выездных налоговых проверок? Проводятся ли такие проверки?

– Как уже указывала выше, выездных проверок до 30 июня ждать не стоит, поэтому работаем с запросами, поступающими нашим клиентам в связи с камеральными налоговыми проверками или вне рамок налоговых проверок. Сразу после окончания ограничительных мероприятий налоговые органы проведут рассмотрение материалы всех проверок, которые были отложены из-за карантина, поэтому к таким рассмотрениям мы готовимся уже сейчас.

– По вашему опыту, в основном с какими требованиями (не в рамках налоговых проверок) со стороны инспекций сегодня сталкивается бизнес? Какие услуги в связи с этим могут быть полезны для клиентов?

– Нужно отдать должное ФНС — служба и сотрудники, несмотря на все сложности текущего периода, не прекращают свою деятельность, важную для государства. Даже в условиях введенного моратория на проведение выездных проверок, во всех остальных вопросах в целом все по-прежнему: бизнес просят представлять документы и информацию, в том числе по заключенным сделкам. И здесь консультанты необходимы, чтобы помочь с анализом поступающих требований и подготовкой аргументированных позиций, защищающих интересы налогоплательщиков. Мы консультируем наших клиентов по вопросам правомерности выставленных требований, помогаем им , защитить свои интересы при их взаимодействии с ФНС и в судах.

– Как вы считаете, какие нововведения в налоговом законодательстве и бухгалтерском учёте за последнее время (как до карантина, так и связанные с ним) требуют сегодня внимания со стороны бизнеса (налогоплательщиков)? Возможна ли здесь консультационная поддержка, и в какой форме?

– Все новые приятые нормативные акты, связанные непосредственно с пандемией, требуют тщательного изучения и особого внимания к нюансам. Их много, они очень объёмны и часто чтение неподготовленным специалистом может привести к возникновению ошибок и проблем в будущем.

Наши клиенты — из очень большого числа регионов и разных отраслей, как признанных пострадавшими в рамках нормативных актов, так и по факту тоже понесших существенные потери в связи с происходящими событиями, однако абсолютно все хотят понимать, могут ли они рассчитывать на помощь государства, и если да, то на какую. Поэтому нами обрабатывается огромный пласт работ по изучению и федерального, и регионального нормотворчества. Мы детально изучаем все возможные нюансы, чтобы максимально точно понимать, что и на каких условиях государство может предложить нашим клиентам в качестве поддержки.

– Оцените примерное снижение доходов и (или) объёма заказов с началом карантина. Ощутимо ли будет снижение объёмов рынка консультаций по итогам 2020 года? По вашему мнению, как ситуация отразится на мелких, средних и крупных компаниях из сферы консалтинга и каким образом может трансформироваться рынок консалтинга в краткосрочной перспективе? Вероятна ли недобросовестная ценовая конкуренция?

– Сложно говорить за всех. Если взять нас, то мы пока не видим сокращения интереса к решению налоговых и аудиторских задач со стороны российского бизнеса. Скорее даже наоборот.

Если же рассуждать о рынке налогового консалтинга в целом, то, на наш взгляд, выживут все, кто сможет доказать свои компетенции и успешно перевести бизнес в онлайн.

Тем не менее, скорее всего, мы увидим на рынке конкуренцию по цене услуг, так как число платёжеспособных клиентов в силу происходящих в экономике процессов, скорее всего, будет постепенно сокращаться вплоть до наступления нового витка роста экономики. Но на мой взгляд, если ценовой демпинг и проявится, то на услуги консультантов из второго-третьего эшелона консалтинговых компаний, поскольку основной удар кризис нанёс по их аудитории клиентов — среднему и малому бизнесу.
RAEX
RAEX