Минкомсвязь сдвинула кабель

Интернет-провайдеров спасают от роста налога на недвижимость

Минкомсвязь поддержала поправки к закону «О связи», которые закрепляют статус кабеля и оборудования связи как движимого имущества. Переквалифицировать их в недвижимость предлагали налоговики, что угрожало операторам миллиардными налогами. Но риски еще не сняты: для закрепления статуса кабеля нужны изменения и в Гражданский кодекс, а власти уже задумались о возврате отмененного в прошлом году налога на движимое имущество организаций.

Минкомсвязь поддержала поправки к закону «О связи», которые закрепляют статус кабелей связи как движимого имущества, не подлежащего государственной регистрации, следует из ответа замглавы Минкомсвязи Олега Иванова (есть у “Ъ”) на предложение комитета по цифровой экономике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), направленного 7 мая вице-премьеру Дмитрию Чернышенко. Комитет просил внести эти поправки, поскольку бизнес-сообщество обеспокоено тенденцией переквалификации налоговыми органами разных видов имущества, в том числе оборудования и кабелей связи, в состав недвижимости. Если кабели будет признаны недвижимостью, операторам придется платить за них налоги, оцениваемые в несколько десятков миллиардов рублей, так как с 2019 года налог на имущество исчисляется только в отношении недвижимости, предупреждают в РСПП. Ранее с инициативой обезопасить участников рынка от налогов на кабель выступил «Ростелеком», сообщал “Ъ” 26 ноября.

Сейчас в законе «О связи» нет прямого указания об отнесении кабеля к движимому имуществу, что позволяет по-разному толковать его статус, отмечает в письме Олег Иванов.

По его словам, отнесение кабеля к движимому имуществу основано на возможности его демонтажа, замены или перемещения без потери функционала, а к недвижимости закон относит объекты, перемещение которых без ущерба их назначению невозможно. «Помимо вопросов налогообложения признание кабеля связи недвижимостью потребует государственной регистрации прав на него, а также сделок с ним, что значительно увеличит расходы операторов, учитывая их ежегодные инвестиционные программы на развитие сети»,— предостерегает господин Иванов. Минкомсвязь будет и дальше заниматься инициативой в рамках законопроектной деятельности, сообщили “Ъ” в пресс-службе министерства.

В «Ростелекоме», «ЭР-Телекоме» (бренд «Дом.ru»), «Вымпелкоме» и «МегаФоне» надеются, что поправки будут внесены как можно быстрее для устранения правовой неопределенности.

«Поскольку в данном случае затрагивается вопрос налогов, то в дальнейшем мы планируем обсуждать вопрос совместно с Федеральной налоговой службой (ФНС)»,— отметили в «Ростелекоме». В ФНС же считают, что вопрос не относится к ее полномочиям. «Проблему определения вида имущества — движимое или недвижимое — целесообразно рассматривать с участием Росреестра, уполномоченного на нормативно-правовое регулирование в сфере регистрации недвижимого имущества и его кадастрового учета»,— сообщили “Ъ” в пресс-службе ФНС. В Росреестре не ответили на запрос.

Вопросы признания имущества недвижимым регулируются нормами гражданского, а не отраслевого законодательства, замечает партнер практики налоговых споров МЭФ PKF Александр Овеснов. Чтобы исключить в будущем споры о признании кабелей движимым имуществом, необходимо дополнительно вносить изменения в Гражданский кодекс, уверен он. А операторам стоит учесть, что одновременно власти обсуждают поправки, которые могут вернуть ранее отмененный налог на движимое имущество, напоминает господин Овеснов.
Александр Овеснов
Партнер, адвокат. Практика налоговых споров
 
С такой инициативой выступил глава комитета Совета федерации по экономической политике Андрей Кутепов 21 мая. По его словам, она связана с кризисной ситуацией в экономике.

Подробнее
Ъ
Ъ

Другие комментарии:

11.07.2020 Ъ
Спасти рядового должника
Круг спасаемых от банкротства лиц все больше расширяется. Как выяснил “Ъ”, суды защищают и тех должников, дела о банкротстве которых были возбуждены до введения моратория и даже до объявления пандемии. В ряде случаев кредиторам пришлось полгода ждать рассмотрения заявления, только чтобы узнать, что должника обанкротить не удастся.
Закон напрямую такие ситуации не регулирует. Судя по всему, суды учли заданный в обзоре ВС от 21 апреля вектор «не навредить бизнесу», отмечает в комментарии "Коммерсанту" партнер МЭФ PKF Александр Овеснов: однако, поголовное прекращение дел всех должников, по которым не успели ввести процедуру банкротства, может привести к злоупотреблениям, в частности, к тому, что мораторием могут прикрываться недобросовестные лица.
Поэтому, на этапе принятия заявления кредитора к производству суд может оценить причины и время появления признаков банкротства и установить, соответствует ли должник критериям моратория: «Если к банкротству должника привели не пандемия и эпидемиологическая ситуация в стране и мире, то блокировка процедуры банкротства должна трактоваться как нарушение прав кредиторов». На таких должников, подчеркивает юрист, мораторий распространяться не должен.