Замена «нерабочей» неделе: почему бизнес ждет от властей введения ЧП и ЧС

Бизнесу было бы намного проще, если бы правительство или президент ввели режимы чрезвычайной ситуации или чрезвычайного положения. Это позволило переложить на государство часть убытков, связанных с прекращением нормальной работы компаний

«Если бы был введен ЧС, я бы мог законно не платить аренду». «Разумнее было ввести режим ЧС. Он дал бы больше социальной защищенности предприятиям и работникам». Так опрошенные Forbes предприниматели комментировали второе за последнюю неделю обращение президента Владимира Путина к россиянам. В первый раз — 25 марта — он объявил о выходных c 28 марта по 5 апреля — с сохранением за работниками заработной платы. В четверг, 2 апреля, президент продлил этот режим до 30 апреля.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков последовательно дает понять, что введение ЧС в стране не обсуждается. Как утверждают близкие к правительству и администрации президента источники издания «Медуза», основным противником введения чрезвычайных мер является сам президент. Именно Путин до недавнего времени был единственным, кто мог объявить режим ЧС в федеральном масштабе. Но 1 апреля президент подписал закон, дающий право правительству вводить режим ЧС по всей России или в отдельных регионах. Правительство, впрочем, этим правом пока не воспользовалось. Forbes обсудил с юристами и экономистами, какие проблемы бизнеса решает введение режима ЧС и сколько дополнительных расходов оно может потребовать от государства.

Экономическая «выгода» от режима ЧС

Бизнесу введение ЧС или ЧП дает надежду на то, что он сможет переложить на государство часть расходов, связанных с прекращением нормальной деятельности, или же в будущем взыскать с властей часть убытков, сказали Forbes несколько опрошенных юристов.

Обязанность государства брать на себя часть расходов, и право бизнеса требовать возмещения своих убытков во время режима ЧС, ЧП и во время карантина прописаны сразу в трех законах, но нигде нет четкого порядка, за что и каким образом государство обязано платить. К примеру, в статье 27 ФЗ «О чрезвычайном положении» говорится, что порядок выплаты компенсаций гражданам и компаниям определяет правительство, сказала замгендиректора по правовым вопросам НЮС «Амулекс» Юлия Галуева. Статья 29 того же закона гарантирует, что лицам, пострадавшим в результате обстоятельств, послуживших основанием для введения чрезвычайного положения, или в связи с применением мер по устранению таких обстоятельств или ликвидации их последствий, возмещается причиненный материальный ущерб.

Выплаты со стороны государства предусмотрены и в законе «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», указывает адвокат-партнёр практики налоговых споров компании МЭФ PKF Александра Амбрасовская. В частности, статья 24 говорит, что финансирование мер по предупреждению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций федерального и межрегионального характера «является расходным обязательством Российской Федерации».
Александра Амбрасовская
Партнер, адвокат. Практика налоговых споров


В еще одном законе — «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» — указано, что ИП и юрлица имеют право на возмещение в полном объеме вреда имуществу при проведении санитарно-эпидемиологических мероприятий, добавляет Амбрасовская. 

Читать материал полностью на сайте Forbes
Forbes
Forbes

Другие комментарии:

20.08.2020 Ведомости
Средний бизнес станет полностью прозрачным для ФНС
Налоговая служба готовится получить удаленный доступ в онлайн-режиме к бухгалтерской и налоговой отчетности более чем 200 российских компаний. Такую возможность откроют поправки в Налоговый кодекс, которые подготовил Минфин. Сейчас налоговый мониторинг, когда предприятие дает налоговикам удаленный доступ к своей бухгалтерской и налоговой отчетности в онлайн-режиме, используется только для контроля крупнейших компаний – соответствующее положение появилось в Налоговом кодексе еще в 2015 г.
Если систему налогового мониторинга настроить правильно, результат может оправдать все затраты. «При грамотном внедрении и достижении должного уровня автоматизации налоговый мониторинг не должен создавать проблем для бизнеса, – считает руководитель практики налогового консультирования МЭФ PKF Клара Валентина Воробьева. – Наоборот, косвенным результатом его внедрения станет повышение эффективности процессов в компании». При этом большинство опрошенных «Ведомостями» экспертов сходятся во мнении, что расширение числа участников налогового мониторинга будет способствовать повышению собираемости налогов.