Эксперты оценили шансы на вынужденную деофшоризацию из-за закрытия границ

Пандемия коронавируса может заставить богатых россиян заплатить налоги в России

Международные запреты на передвижение сузили лазейку для бизнесменов, которые уезжали за рубеж, чтобы не платить налоги в России. Последствия коронавируса вынудят часть из них стать здесь налоговыми резидентами, полагают юристы

Владельцам офшоров в связи с пандемией стало сложнее обходить законодательство о контролируемых иностранных компаниях (КИК) и не платить налоги в России. Из-за коронавируса многие страны закрыли границы, что сузило лазейку для обхода правила 183 дней, отмечают опрошенные РБК эксперты.

Налогоплательщиками в России признаются физлица, находящиеся в стране более 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев. Утрата российского налогового резидентства — одна из стратегий состоятельных бизнесменов по снижению уплачиваемых налогов. Многие предприниматели пользуются лазейкой, уезжая за рубеж, чтобы не отчитываться перед Федеральной налоговой службой (ФНС) об иностранных активах и не платить налог с нераспределенной прибыли, отмечал ранее министр финансов Антон Силуанов.

Увеличится ли число налогоплательщиков в России

Среди российских бизнесменов много тех, кто находится за рубежом основную часть года. Поэтому у них нет необходимости декларировать иностранные активы и контролируемые компании, прокомментировал РБК партнер КПМГ Виктор Калгин. Но из-за ограничений на международные перемещения они могут пробыть в России больше, чем планировали, и по итогам года стать налоговыми резидентами России, тогда они будут обязаны задекларировать зарубежные активы и заплатить налог с прибыли КИК, указал Калгин.

Ряды российских резидентов пополнятся, ожидает партнер по международному налогообложению компании «Кроу Экспертиза» Рустам Вахитов. Но, по его словам, еще больше, чем закрытые границы, невыездными предпринимателей делает кризис, когда просто нельзя оставить бизнес.

Из-за коронавируса власти более тщательно отслеживают перемещения людей, и есть риск, что эту информацию используют в том числе налоговые органы для контроля над тем, «кто где что, возможно, недодекларировал», предупреждает Рустам Вахитов. «Прошлый кризис 2008 года дал нам BEPS (Base Erosion and Profit Shifting — глобальный план борьбы с размыванием налоговой базы и выводом прибыли). Текущий принесет следующую волну ужесточения в сфере контроля и повышения прозрачности», — считает Вахитов.

Кто из бизнесменов в зоне риска

Из-за закрытия границ рискуют прежде всего те, кто искусственно создает отсутствие в России в течение 183 дней и имеет пограничный статус, пояснила руководитель практики «международное право и налоги» компании «Лемчик, Крупский и Партнеры» Яна Семеняка: «Они будут обязаны подать уведомление о КИК и уплатить налоги с прибыли КИК в 2022 году, если у них не будет условий для освобождения». Физлицам с пограничным статусом необходимо будет срочно покинуть Россию после снятия запретительных мер, отмечает она.

Если у предпринимателя ситуация с налоговым резидентством сложилась критичная, можно получить «заветный штамп в паспорт», выехав в страны, границы с которыми еще не закрыты, рекомендовала Яна Семеняка. Также важно не нарушать требования о месте управления компанией — все документы должны быть подписаны исполнительным органом по месту регистрации, чтобы компанию не признали налоговым резидентом России.

Для реальных нерезидентов России ситуация не критична, если они обычно пребывали за рубежом около 300 дней в год, то если им и придется задержаться в России на два месяца, статус нерезидента они не потеряют, объяснила юрист.

 Партнер практики налогового планирования МЭФ PKF Клара Валентина Воробьева, напротив, считает, что пока частные полеты между странами не ограничены, существенных последствий для налогового планирования нет: «Даже в условиях мировой пандемии бизнес и государства найдут возможность обеспечить физическое перемещение отдельных заинтересованных лиц, а офшорные территории смогут подстроиться под санитарные ограничения и найдут способ приема».
Клара Валентина Воробьева
Руководитель практики налогового консультирования
 

Приостановка налоговых проверок несколько отсрочит риски и позволит принять меры по текущему налоговому периоду, считает Яна Семеняка. Но отсрочка не поможет, если проверка уже начата и налоговые органы получили информацию о КИК (как правило, за предыдущие налоговые периоды).

Несмотря на приостановку и сокращение проверок (в России введен мораторий до 1 мая), «индульгенций налогоплательщикам пока еще не выдавали», подчеркивает Воробьева: «У ФНС будет еще три года, чтобы проконтролировать соблюдение норм».
Клара Валентина Воробьева
Руководитель практики налогового консультирования


Что можно сделать

Многие будут предпринимать попытки реструктурировать бизнес в новых обстоятельствах, защитить личные активы от взыскания при банкротствах, «которых тоже будет немало», уверен Рустам Вахитов. В каждой ситуации решение индивидуально, отмечает Виктор Калгин: «В некоторых случаях можно провести реструктуризацию, чтобы повысить эффективность владения активами и адаптировать зарубежные структуры к российскому налоговому резидентству акционера. В каких-то случаях есть смысл упростить иностранные структуры и перевести часть или все активы в российскую структуру или напрямую на акционера. Иногда помогает планирование денежных потоков и правильное выстраивание структуры».

Для некоторых приемлемым решением станет «переезд» в «русские офшоры» — специальные административные районы (САР) с налоговыми льготами во Владивостоке и Калининграде. «Но САР не всегда будет удобным решением по факту разрешительного порядка, который не все пройдут», — считает Вахитов.

К тому же для перевода компании в другую юрисдикцию нужно получить подтверждение от местных органов. Но многие страны ввели карантин на государственном уровне, и оперативно подготовить документы сложно. «Вирус сильно ударил не только по Европе и Китаю. К примеру, на Сейшелах перестала работать DHL, и получить оригиналы каких-либо документов с острова сейчас невозможно», — рассказала Яна Семеняка.

Воробьева, напротив, уверена, что не стоит делать «резких движений»: «Слишком много неизвестных для планирования, и в ближайшее время ситуация может кардинально измениться в течение короткого срока».
Клара Валентина Воробьева
Руководитель практики налогового консультирования
«В условиях цейтнота по времени и отсутствия возможности перемещаться легко сделать очень болезненные и дорогие впоследствии ошибки», — предупреждает Вахитов.

В любом случае есть более глобальные риски, связанные с фактическим получателем дохода, контролируемой задолженностью и репатриацией валютной выручки, «главное — не использовать текущую ситуацию таким образом, чтобы в следующем году пришли риски еще и по этим основаниям», подчеркивает Семеняка.

Подробнее на сайте РБК


RBC
RBC

Другие комментарии:

06.07.2020 Ъ
Списанному верить
Конституционный суд (КС) признал недопустимым исковое взыскание с физических лиц сумм возмещения вреда бюджету от неуплаты налогов, в случае если ранее задолженность была списана самими налоговиками как безнадежная.
Как замечает в комментарии газете «КоммерсантЪ» адвокат практики налоговых споров МЭФ PKF Павел Желновод: это постановление КС изменит подход судов по спорам из-за ошибок налоговых органов, которые привели к взысканию недоимок с налогоплательщиков вне рамок норм Налогового кодекса (НК) и возникли по общим основаниям в результате применения ст. 15 и ст. 1064 ГК, то есть по убыткам, причиненным бюджету.
«Однако и на это прямо указал КС, для освобождения налогоплательщика от такой ответственности необходимо будет соблюдение двух условий: поведение уполномоченных органов, приведшее к невозможности взыскания в рамках НК (в данном случае — пропуск срока давности), и также это взыскание не должно быть связано с противоправными деяниями самого налогоплательщика»,— сказал “Ъ” Павел Желновод.