Охотники за трофейной недвижимостью не всегда руководствуются инвестиционной логикой

Одну из квартир, в которой жил Пушкин в Петербурге, выставили на продажу за 55 млн руб. – по московским меркам немного за 100 кв. м, но это в 3 раза дороже, чем такие же квартиры в этом же доме. Такова наценка за имя знаменитого владельца. Пресса тут же отнесла квартиру к категории трофейной, хотя эксперты рынка недвижимости в этом сомневаются.

Почти одновременно с квартирой Пушкина на продажу (после реконструкции) выставили замок Сетон (Seton Castle, на фото) в Шотландии: 11 спален, 5,4 га собственной территории, ручей, парковая зона и вертолетная площадка, но главное – «замок построен с использованием камня из Дворца Сетон (Seton Palace), который считался любимой резиденцией шотландской королевы Марии I Стюарт», сообщает в пресс-релизе компания Savills. Стартовая цена – $9,667 млн. И тут эксперты не сомневаются: это настоящая трофейная недвижимость.

С точки зрения российского налогового законодательства трофейная недвижимость ничем не отличается от обычной. «Признание объекта недвижимости трофейным – вещь субъективная, утвержденных критериев не существует. Во многом на стоимость такого объекта может повлиять и готовность конкретного покупателя во что бы то ни стало стать ее владельцем, невзирая на объективные факторы, влияющие на формирование рыночной цены, – говорит руководитель практики налогового консультирования МЭФ PKF (входит в состав международной аудиторско-консалтинговой сети PKF International) Клара Воробьева. – Собственник недвижимости, расположенной на территории РФ, независимо от гражданства платит налог на имущество физических лиц (ст. 401 НК РФ), налоговой базой выступает кадастровая стоимость объекта, внесенная в Единый государственный реестр недвижимости».

Подробнее: https://www.vedomosti.ru/realty/articles/2019/12/02/817702-ohotniki-trofeinoi