Расплата за качество

Расплата за качество

На российском рынке аудита готовится очередная масштабная реформа — контроль над аудиторами общественно значимых компаний будет передан Банку России.

Количество компаний, для которых аудит обязателен, уменьшится. За повышение качества аудита при этом заплатят его заказчики, а также мелкие аудиторские компании, которым придется уйти с рынка.

Новая метла

Законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части наделения Банка России полномочиями в сфере аудиторской деятельности)» был разработан на основе рекомендаций, согласованных Банком России и Минфином, и в настоящее время находится на рассмотрении в Госдуме. Новые правила игры, как ожидается, вступят в силу с 2019 года.

Первая группа новаций касается аудита общественно значимых организаций (ОЗО) — к ним отнесены, в частности, публичные АО и компании, ценные бумаги которых обращаются на биржах, компании финансового сектора и организации с долей государства более 25%. Аудиторские услуги ОЗО смогут оказывать только те аудиторские организации, сведения о которых будут внесены в специальный реестр Банка России. Для включения в этот реестр необходимо выполнить ряд довольно жестких требований в отношении как опыта и деловой репутации аудиторской фирмы, так и количества и квалификации ее сотрудников. Например, по меньшей мере для семи аудиторов данная аудиторская организация должна быть основным местом работы, причем не менее чем у трех из них должны быть Единые квалификационные аттестаты (выдача таких аттестатов началась в 2011 году, на начало 2017 года их, по данным Минфина, получили лишь 3,6 тыс. из 19,6 тыс. российских аудиторов).

Второй серьезной новацией станет изменение требований к обязательному аудиту непубличных частных компаний. В настоящее время аудит для них является обязательным, если объем годовой выручки превышает 400 млн руб. или сумма активов бухгалтерского баланса — 60 млн руб. Предполагается, что эти требования будут существенно смягчены. Чтобы аудит стал обязателен, организации нужно будет удовлетворять двум из трех критериев: объем годовой выручки — не менее 800 млн руб. в течение двух лет подряд; сумма активов бухгалтерского баланса — не менее 400 млн руб. в течение двух лет подряд; среднесписочная численность работников — более ста человек в течение двух лет подряд.

Зачистка рядов

Участники рынка полагают, что введение новых правил игры может существенным образом повлиять на ситуацию на российском рынке аудита. «Конкуренция, скорее всего, усилится, — прогнозирует президент ФБК Grant Thornton Сергей Шапигузов. — Особенно в сегменте небольших аудиторских фирм — они будут вынуждены консолидироваться и создать некий интеллектуальный ресурс, который позволит им быть на уровне с крупными игроками, соответствовать требованиям профессиональных стандартов. Вероятно большое количество слияний и поглощений, увеличится средний размер аудиторской компании, но общая их численность сократится». Кроме того, эксперт ожидает увеличения конкуренции и в верхнем сегменте рынка — между «большой четверкой» и крупнейшими российскими компаниями, преимущественно в борьбе за клиентов — представителей среднего бизнеса.

«Аудиторы будут разделены на два блока — допущенные ЦБ к проверке ОЗО и все прочие, — говорит управляющий партнер АКГ «Финэкспертиза» Нина Козлова. — Конкурировать «все прочие» с аудиторами общественно значимых организаций не смогут в отличие от нынешней ситуации. Количество аудиторов ОЗО, скорее всего, будет в пределах нескольких сотен организаций — это в десятки раз меньше по сравнению с количеством аудиторских организаций, допущенных сейчас к аудиту общественно значимых организаций».

Число компаний на рынке, не имеющих доступа к аудиту ОЗО, по мнению Нины Козловой, также существенно сократится. Во-первых, за счет введения требования о наличии трех аудиторов в аудиторской компании по основному месту работы — только по этой причине количество аудиторских организаций, по ее оценкам, может уменьшиться почти вдвое. Во-вторых, игроки начнут уходить с рынка, поскольку в результате повышения количественных критериев для обязательного аудита произойдет снижение объема заказов на него примерно на 15–20%.

С ней солидарна генеральный директор компании «2К-Аудит» Тамара Касьянова. Она полагает, что есть много плюсов в требовании о наличии штатных аудиторов. Но, учитывая сложившуюся, особенно в регионах, ситуацию, а также сезонный характер аудиторской деятельности, содержать, например, в не особо крупном городе аудиторскую компанию, соответствующую новым критериям, проблематично — она просто не будет обеспечена достаточным количеством заказов. Потери рынка обязательного аудита в случае поднятия планки по минимальной выручке и минимальной валюте баланса Тамара Касьянова оценивает примерно в 30%. При этом, по ее мнению, с рынка уйдет больше 50% компаний, которые сейчас работают в сегменте обязательного аудита, в основном мелких. «Я присутствовала на совещании, в ходе которого участники рынка заявляли, что с рынка может уйти до 70% аудиторских компаний», — добавляет она.

Впрочем, ряд экспертов полагают, что реформа не сильно скажется на рынке в целом. Так, управляющий партнер «МЭФ-Аудит PKF» Эхтибар Мустафаев напоминает: согласно официальной статистике Минфина, две трети рынка аудиторских услуг принадлежит крупным аудиторским организациям с численностью сотрудников более 50 человек.

«Большинство из них являются членами международных аудиторских сетей и альянсов, имеют устойчивые взаимоотношения с серьезными клиентами и долгий успешный опыт прохождения проверок контроля качества как со стороны регулятора и СРО, так и со стороны зарубежных партнеров», — отмечает он.
Эхтибар Мустафаев
Управляющий партнер


Цена вопроса

Ужесточение требований к аудиторам общественно значимых организаций вряд ли окажет какое-либо существенное влияние на себестоимость услуг данного сегмента аудиторского рынка, полагает Эхтибар Мустафаев.

«Международные аудиторские компании и российские компании — партнеры международных сетей не первый год применяют высокие стандарты контроля качества», — поясняет он.
Эхтибар Мустафаев
Управляющий партнер


В свою очередь, Нина Козлова прогнозирует увеличение среднего чека на аудит примерно на 30–40%. По ее мнению, в совокупности последние изменения на рынке аудита — введение с 2017 года международных стандартов аудита, проводимая ЦБ реформа — могут привести к сокращению числа малых аудиторских организаций, снижению демпинга на рынке аудита, росту себестоимости аудиторских проверок.

«Цены вырастут, потому что количество компаний станет меньше, — уверена Тамара Касьянова. — А также поскольку компаниям придется содержать больше аудиторов в штате». Кроме того, она полагает, что вырастут цены и в сегменте аудита общественно значимых организаций — по причине увеличения себестоимости услуг в связи с дополнительными регуляторными требованиями, включая серьезное увеличение объемов анализируемой и раскрываемой информации.

Сергей Шапигузов, в свою очередь, считает, что текущая оценка стоимости работы аудиторов «явно неадекватна». Причем измениться она должна пропорционально во всех сегментах — и в обязательном, и в инициативном аудите, и в аудите ОЗО. «Надеюсь, что готовящиеся нововведения позволят привести стоимость аудиторских услуг в соответствие с теми затратами, ответственностью и рисками, которые аудиторские фирмы несут при их оказании, и с той добавленной стоимостью, которую они создают бизнесу клиентов», — говорит он.

Автор: Петр Рушайло.
RBC
RBC

Другие комментарии:

27.11.2020 Ъ
На налоги пенять не придется. Верховный суд взаимозачел переплаты и недоимки

Верховный суд РФ (ВС) решил в пользу бизнеса спорный вопрос о начислении пеней за неуплату одного налога при наличии переплаты по другому. По мнению суда, если налогоплательщик заранее попросил зачесть переплату, но фактически это произошло уже по истечении срока, пени на недоимку начислять нельзя. Раньше практика складывалась в пользу налоговиков и признавала пени правомерными. Юристы говорят, что позиция ВС поможет решить давнюю проблему, тем более что у крупных налогоплательщиков часто бывают переплаты, а с октября зачет возможен между налогами любого уровня. Если нет ущерба для бюджетной системы, нет и нарушения, поэтому налогоплательщик не должен нести имущественных потерь,— отмечает в беседе с «КоммерсантомЪ» Геннадий Тимоничев.