Siemens опять не дотянулась до Крыма

Арбитражный суд Москвы отказал в среду компании «Сименс технологии газовых турбин» (СТГТ, СП немецкой Siemens (65%) и «Силовых машин» (35%)) в удовлетворении иска к структурам «Ростеха» — ОАО и ООО «Технопромэкспорт» (ТПЭ) — о признании недействительными договоров на поставку четырех газовых турбин SGT5–2000E и возвращении этих машин истцу.

Немецкая компания в суде пыталась доказать, что оба ТПЭ незаконно поставили в Крым газовые турбины, исходно закупленные для технологически схожего проекта ТЭС в Тамани. Контракт на покупку четырех турбин для проекта в Краснодарском крае с немецким концерном заключило ОАО ТПЭ, но конкурс на строительство был отменен. После этого турбины перекупило ООО ТПЭ, строящее в Крыму Балаклавскую и Таврическую ТЭС на 940 МВт, и, по заверениям «Ростеха», провело их модернизацию на российских предприятиях.

Решение суда пока не вступило в законную силу и может быть обжаловано. В Siemens сообщили ТАСС, что компания продолжит отстаивать свои интересы. «Будем ждать аргументации суда, но мы по-прежнему намерены принимать все необходимые шаги для защиты наших интересов»,— сказал агентству представитель компании. «Ростех» же остался доволен решением суда. «Фактически в России создается прецедент, который доказывает, что требовать от российских компаний соблюдения санкционных ограничений США и ЕС на территории РФ незаконно»,— прокомментировали в госкорпорации.

Руководитель практики налоговых споров МЭФ-Аудит PKF Александр Овеснов считает сегодняшнее решение суда по уже второму делу о газовых турбинах Siemens предсказуемым. «В принципе оба заявления Siemens направлены на одно и то же, подача второго иска, вероятно, свидетельствует о попытке попробовать оспорить контракт с разных сторон. Первый иск уже был отклонен судом. А поскольку доводы истца были практически теми же — об обмане и введении в заблуждение,— то было бы странно, если бы тот же суд вынес другое решение»,— говорит господин Овеснов.
Александр Овеснов
Партнер. Практика налоговых споров

Напомним, первый иск подавала сама Siemens AG, но потом соистцом в этом деле стало СТГТ. Истцы оспаривали контракт от 10 марта 2015 года, по которому турбины СТГТ поставлялись ОАО ТПЭ, а также договор ОАО о продаже турбин ООО ТПЭ, которое и перенаправило оборудование в Крым. Кроме того, Siemens просила применить последствия недействительности сделок в виде возврата товара продавцу и денег покупателю. В суде Siemens настаивала, что контракт заключен под влиянием обмана и существенного заблуждения, и если бы компания знала, что поставляемое оборудование будет использовано не на территории, предусмотренной контрактом (Тамань), то не стала бы подписывать контракт и поставлять турбины. Но Арбитражный суд Москвы в декабре 2017 года отклонил иск, сочтя недоказанным то, что СТГТ была введена в заблуждение. Во втором же иске СП оспаривало только контракт с ОАО ТПЭ и просило истребовать имущество из чужого владения.

Александра Овеснова удивило требование СТГТ об истребовании имущества. «В первом иске было заявлено понятное и логичное требование о применении последствий недействительности сделки,— говорит юрист.— Во втором случае требование о виндикации наряду с оспариванием сделки выглядит странно. Обычно истребовать имущество из чужого незаконного владения просит собственник, который утратил владение имуществом против своей воли. Здесь же была заключена сделка на поставку, то есть воля была». Впрочем, по его словам, если Siemens ссылалась на то, что контракт с ОАО ТПЭ был подписан неуполномоченным лицом, то в этом случае собственник фактически не давал согласия на выбытие имущества и поэтому может его истребовать.
Александр Овеснов
Партнер. Практика налоговых споров

Siemens в октябре 2017 года подал в суд ходатайство о приостановке рассмотрения своего иска к структурам «Ростеха» по поставкам турбин в Крым. В компании пояснили, что решение по второму аналогичному иску — ее российской структуры ООО «Сименс технологии газовых турбин» — распространится на оба заявления. Но суд отклонил ходатайство немецкого концерна.

Ъ
Ъ

Другие комментарии:

12.07.2019 МЭФ-Аудит PKF
Как один судебный спор об имуществе стал очень важным для всего бизнеса
Отмена налога на движимое имущество организаций значительно снизила финансовую нагрузку на бизнес, но не дала ответа на вопрос, какое имущество к этой категории относится.

Пробелы законодательства в определениях заполнила волна налоговых споров, среди которых дело «Лесозавода 25» имеет особое значение.
Рассматривая дело, три арбитражных суда в удовлетворении требований заводу отказали, указав на то, что цех, включая оборудование, является объектом недвижимого имущества и права на льготу заявитель не имеет (дело А05-879/2018).

Руководство завода такое положение дел не устроило, и оно обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд, который впервые выступил против подобной переквалификации движимого имущества в недвижимое и 10 июля 2019 года отменил судебные акты нижестоящих судов, отправив дело на пересмотр в суд первой инстанции.