Публикации

03.12.2019
Охотники за трофейной недвижимостью не всегда руководствуются инвестиционной логикой
Одну из квартир, в которой жил Пушкин в Петербурге, выставили на продажу за 55 млн руб. – по московским меркам немного за 100 кв. м, но это в 3 раза дороже, чем такие же квартиры в этом же доме. Такова наценка за имя знаменитого владельца. Пресса тут же отнесла квартиру к категории трофейной, хотя эксперты рынка недвижимости в этом сомневаются.
С точки зрения российского налогового законодательства трофейная недвижимость ничем не отличается от обычной. «Признание объекта недвижимости трофейным – вещь субъективная, утвержденных критериев не существует. Во многом на стоимость такого объекта может повлиять и готовность конкретного покупателя во что бы то ни стало стать ее владельцем, невзирая на объективные факторы, влияющие на формирование рыночной цены, – говорит руководитель практики налогового консультирования МЭФ PKF (входит в состав международной аудиторско-консалтинговой сети PKF International) Клара Воробьева. – Собственник недвижимости, расположенной на территории РФ, независимо от гражданства платит налог на имущество физических лиц (ст. 401 НК РФ), налоговой базой выступает кадастровая стоимость объекта, внесенная в Единый государственный реестр недвижимости».
21.11.2019
Правительство готово ужесточить наказание за картели
Долго буксовавшие законопроекты против картелей одобрены правительственной комиссией по законопроектной деятельности. Ужесточить ответственность за картели правительство хочет уже больше двух лет. Еще в октябре 2017 г. президент Владимир Путин поручил разработать программу выявления и пресечения картелей, а также подготовить законопроекты, ужесточающие уголовную и административную ответственность за такие соглашения. Проекты текущих поправок предполагают целый ряд изменений как в законы, регулирующие конкуренцию, госзакупки и оперативно-розыскную деятельность, так и в КоАП, УК, УПК РФ.
ФАС уже собирает доказательства картельного соглашения во время внеплановых проверок, в этой части поправки просто закрепляют сложившуюся практику, замечает руководитель антимонопольной практики МЭФ PKF Сергей Заграевский.
12.07.2019
Как один судебный спор об имуществе стал очень важным для всего бизнеса
Отмена налога на движимое имущество организаций значительно снизила финансовую нагрузку на бизнес, но не дала ответа на вопрос, какое имущество к этой категории относится.

Пробелы законодательства в определениях заполнила волна налоговых споров, среди которых дело «Лесозавода 25» имеет особое значение.
Рассматривая дело, три арбитражных суда в удовлетворении требований заводу отказали, указав на то, что цех, включая оборудование, является объектом недвижимого имущества и права на льготу заявитель не имеет (дело А05-879/2018).

Руководство завода такое положение дел не устроило, и оно обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд, который впервые выступил против подобной переквалификации движимого имущества в недвижимое и 10 июля 2019 года отменил судебные акты нижестоящих судов, отправив дело на пересмотр в суд первой инстанции.